ТЫ БЫ НОСИЛ ОДЕЖДУ ИЗ МУСОРА?


Прощай мейнстримовская мода и здравствуй мужская одежда из столового белья. Основатель нового издания TRASHMag считает, что будущее стиля лежит в мусорном ведре.

Как будет выглядеть мода через десять лет? Была бы моя воля, её подход к «расточительству» переосмыслили бы, массовой модной продукции больше бы не было, и мы ценили бы одежду за то, как она сделана, а не кем. Я верю, что это возможно: в прошлом году я запустила TRASHMag – журнал о дизайнерах и художниках, создающих этические работы. Девять молодых новаторов – героев статьи – входят в их число. От модистки, выращивающей растительные биоматериалы, до дизайнера, подклеивающего старые кроссовки; их идеи – наброски будущего моды, которая не стоит кучу денег.

Амели Гайдуль

Шьёт мужскую одежду из столового белья

Для своего последнего шоу в Вестминстерском университете недавняя выпускница моды Амели Гайдуль написала визуальные мемуары об истории, главной темой которых стал ресторан её бабушки в южной Германии. В качестве основных тканей для своей коллекции Гайдуль использовала 100-летние ресторанные скатерти и салфетки, даже с пятнами от еды и пива. Многие образы были украшены серебряными ложками, приобретенными на антикварных рынках Лондона; она стремилась подчеркнуть, что мы «не ценим то, что нас окружает, потому что живем в таком динамично развивающемся мире».

Дюран Лантинк

Перепрофилирует дизайнерские обноски

Дизайнер из Амстердама голландского и южноафриканского происхождения создаёт новую одежду путём слияния ненужных предметов роскоши. В его вещах, которые носила в том числе и Билли Айлиш, воплощается суть необычного сочетания моды. Для создания одной пары обуви Лантинк использовал ненужную одежду или залежавшиеся предметы и неиспользованные ткани от Найк, доктор Мартенс, Hermès и Дрис Ван Нотан. Неудивительно, что его тянет к первоклассным брендам: его «модное» чутьё питает слабость к Марджелле и Гуччи. «В девять лет я разрезал одежду, которую нашёл в шкафу», — говорит дизайнер. Лантик также принимает индивидуальные заказы и сотрудничает с Liberty и Browns, создавая коллекции из магазинной нераспроданной одежды. «Когда я только начинал, у меня не было «стабильности». Но это то, чем я всегда занимался, и я не мог представить, чем буду заниматься ещё».

Сесили Крэкрофт-Эли

Превращает кору и орехи в одежду

В прошлом году студентка Университета Сент-Мартинса Сесили Крэкфорт-Эли окончила вуз, создав коллекцию ручной работы из натуральных материалов, включая грецкие орехи, скорлупу нзимбу, органический джутовый шпагат и лубяную ткань, добытую в лесах Уганды, где Сесили провела учебный год. «Я стала одержима местными ремеслами и аспектом общества: это прекрасно видеть, как люди работают вместе», — говорит она. Наблюдая за шокирующе недобросовестными действиями в этой сфере во время стажировки в Париже, она решила использовать для своей коллекции только натуральные и переработанные ткани. В феврале она вернулась на то самое место в Уганде, чтобы поработать с женщинами в местной общине, полагая, что «самое современное, что мы сейчас можем сделать – вернуться к ремеслу. Вся система нуждается в изменении».

Прия Ахлувалиа

Дарит новую жизнь ненужной одежде

Для коллекции «Осень-зима 2020» дизайнер мужской одежды Прия Ахлувалиа, которая получила степень бакалавра в UCA Epsom и закончила магистратуру в Westminster, обратила внимание на 1965 год. «Моя мама — индианка, папа – нигериец, а отчим родом из Ямайки; я хотела взглянуть на 1965 год в тех странах, которые касаются меня», — говорит она. Во время визита в Панипат и работы над высокой уличной модой в Париже, Ахлувалиа заметила «огромное количество одежды, от которой мы отказываемся» и решила взять за основу ненужную одежду, неиспользуемую ткань и брендовые наряды. Такой метод она практиковала с момента основания собственной марки одежды в 2017 году. Прия считает, что «каждая индустрия должна обращать на себя пристальное внимание». «Я собираюсь стать дизайнером, но я это сделаю самым наилучшим образом».

Лео Карлтон

Создаёт современные головные уборы для женщин

Наконец-то кто-то перенёс в 21-й век дамские шляпки, которые обычно ассоциируются с Аскотом и свадьбами. Лео Карлтон вырос в Оксфордшире, где сейчас выращивает растительные биоматериалы для создания головных уборов, которые затем он распечатывает с помощью виртуальной реальности и 3D-программного обеспечения. «Мой отец – фермер. Если вы вовремя получите ячмень, правильно его обработаете и покрасите, он будет выглядеть как настоящие перья», — говорит Лео. Карлтон изучал моду, создание сумок и аксессуаров в Лондонском Колледже Моды и с тех пор работает над своими футуристическими, но изящными головными уборами из растений, которые символизируют, что во время кризиса у природы обычно есть свои ответы.

Мэтью Нидэм

Обновляет старые наряды до новых дизайнов

Описывая свою работу, Мэтью Нидэм говорит, что он «вкладывает что-то, что не имеет материалистического значения в модный контекст». Для создания коллекции для Central Saint Martins под названием Øyeblikk («в мгновение ока») Нидэм вернулся обратно в Норвегию, где прожил в 2015 году некоторое время. «Каждый костюм – часть той истории»,- говорит он. В создании нарядов Нидэм использовал органические трикотажные материалы, старые чемоданы и «роскошные ткани, которые подарил Александр Маккуин». Вместе с Хелен Киркум он усовершенствовал три пары каблуков, приобретённых на пожертвования Сары Моуэр из американского издания Vogue. В то же время слёзы Нидэма, которые он выплакал и собрал перед показом, выпускница RCA Элис Поттс превратила их в кристалл, пригодная память о моменте времени. Хотя работа Нидэма ещё не выставлена на продажу – он заканчивает вуз в этом году – она уже привлекла к себе внимание. Так, в 2019 году его коллекция была представлена на выставке V&A Tim Walker: Wonderful Things, и её носит Эмма Уотсон в последнем календаре Pirelli.

Хелен Киркум

Сращивает необычные кеды

Хелен Киркум перенесла в мир кроссовок box-fresh навыки и способы, традиционно встречающиеся в историческом ремесле изготовления обуви. Она мыслит современно, но её работы отнюдь не новы. Киркум сотрудничает с благотворительным магазином Traid, сращивая необычные (и поэтому непродаваемые) кеды с обрезками материала для создания кроссовок на заказ. «Моя цель – вернуть красоту тому, что иначе считалось бы бесполезным» — говорит она. На модном показе обуви в RCA, где она училась до того, как пришла в Adidas, Киркум разработала свою поспешную, но детальную эстетику. «Я работаю на окраине различных кругов» — говорит Хелен. «Мои работы покупали и проныры, и ценители искусства. Я постоянно удивляюсь, кто же на сей раз окажется моим клиентом».

Фиби Инглиш

Разрушает систему моды

Воссоздавая свой бизнес вследствие климатического кризиса, Фиби Инглиш всего за три сезона перескочила от использования 20 % переработанных тканей к 70 %. «Я вдохновенно чувствую оптимизм в отношении силы перемен», — говорит она. Инглиш также основала группу в WhatsApp Fashion on Earth, платформу для обмена информацией для экологичных профессионалов моды, настаивая на том, что «мы должны держаться вместе в чрезвычайной ситуации». Она переосмысляет то, как продлить срок годности своих произведений, потому что «проектирование – это фундаментальное решение проблем». Недавно она создала ограниченную линию одежды из ярлыков с инструкцией, которые обычно находятся внутри одежды. «Подробное описание материала, которое мы обычно выбрасываем». Её носимая, зачастую податливая одежда призвана бросить вызов идее, что мы, как владельцы, как индустрия, «зависимы от избытка».

Бетани Уильямс

Создаёт одежду, которая помогает обществу

Марка одежды Бетани Уильямс – отличный пример того, как модный бренд может оказывать положительное влияние. Каждый сезон она сотрудничает с разными благотворительными организациями, жертвуя им 20% своей прибыли. Уильямс выросла на Острове Мэн, в окружении местной промышленности, где ощущался «сильный дух коллектива». Этой зимой девушка работала с благотворительной организацией Magpie, помогающей матерям-иммигранткам, которые живут в плохих жилищных условиях. С помощью одежды Уильямс воплощает в жизнь истории этих людей; она создаёт наряды из старых круглых палаток, ненужной одежды из хлопчатобумажной ткани и трикотажных изделий, в работе над которыми ей помогает вязальный коллектив Wool and the Gang.

The Guardian, Джеки Харлинг


Сомон Комилов